Вампиры, киндрэт, магия, мистика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Вампиры, киндрэт, магия, мистика » Книги о вампирах » Алия Якубова - История одного вампира


Алия Якубова - История одного вампира

Сообщений 11 страница 13 из 13

11

Глава 10.

Алекса сама рассказала обо всем Сергею. Когда она закончила, то он разозлился не меньше ее. Он сказал:
— Вот мерзавец! Всегда его недолюбливал. И что ты теперь собираешься делать?
— Ничего, — пожала плечами Алекса.
— А Полина? Ты ей тоже ничего не расскажешь?
— А какой в этом смысл? Не думаю, что ей станет легче, если она узнает имя того, кто обратил ее. Незнание иногда бывает лучше горькой правды.
— Ты права. Жаль, что он остается ее хозяином. Что бы ни было, но у него неоспоримая власть над ней.
— Да, — вздохнула Алекса. — Только смерть одного из них может разорвать эту связь.
— Уж не собираешься ли ты…
— Нет. Но если он вынудит меня, то я буду готова на все. Если он хотя бы попытается причинить вред Полине, я убью его.
— Убьешь магистра города?
— Да. Если придется, я брошу ему вызов!
— Никогда еще я не видел тебя такой…
— Какой?
— Такой решительной. Когда ты сказала, что убьешь Варлама, я действительно в это поверил.
— Тебе это не нравится?
— Вовсе нет. Ты же знаешь, что я всегда буду на твоей стороне. Что бы ни случилось.
— Спасибо. Ты мой единственный друг.
Уже уходя, Алекса спросила:
— Сергей, могу я попросить тебя еще об одной вещи?
— Ты же знаешь, для тебя я готов на все!
Эти слова вызвали у Алексы улыбку, но затем она серьезно сказала:
— Если со мной что случится, то позаботься, чтобы Совет узнал правду о Варлама.
— Только не говори, что собралась умирать! — в глазах Сергея было беспокойство.
— Нет. И все же, если со мной что случится, то обещай, что сделаешь это!
— Хорошо, обещаю. Но и ты, прошу, будь осторожна!
— Ладно.
Алекса на прощанье улыбнулась ему и вошла в лифт. Сергей смотрел ей в след, и беспокойство не покидало его.

Прошло еще несколько абсолютно спокойных дней, вернее ночей. Ничто не нарушало покоя Алексы и Полины. Девушка продолжала учиться применять свои новые способности, и ее возможности росли на глазах. Алекса не ошиблась, у ее воспитанницы действительно оказались сильные телепатические способности. Наверняка они начали проявлять себя еще тогда, когда она была человеком, просто Полина не обращала на это внимания. А теперь, когда она стала вампиром, они еще более усилились.
Этим вечером они опять вышли на охоту. Им без труда удалось найти подходящую жертву в одном из ночных клубов.
— Ну что, пошли? — спросила Алекса.
— Нет, — вдруг ответила Полина. — Сегодня я хочу одна. Можно?
— Конечно, — ласково ответила Алекса. — Ты уже всему научилась. Я буду ждать тебя на улице, возле машины.
— Спасибо.
Полина тут же исчезла в толпе. Заманить выбранную жертву — молодого парня, в укромное место, скрытое от посторонних глаз, было не сложно. И вот Полина с наслаждением погрузила клыки в его шею. Пьянящий красный поток хлынул в ее горло.
Насытившись, она отпустила свою жертву, находящуюся в глубоком обмороке, и хотела уже вернуться к Алексе, как вдруг услышала в своей голове чей то голос:
— Ну, здравствуй Полина.
— Кто вы? — так же мысленно спросила она.
— О, думаю, ты догадываешься.
Полина пыталась выкинуть из своей головы этот голос, прекратить контакт, но почувствовала страшную боль, а голос продолжал:
— Не надейся избавиться от меня, крошка. Ты принадлежишь мне!
Тут же что то блокировало ее сознание. Она не могла пошевелиться, не могла управлять своим телом, но зато за нее это мог кто то другой. Он приказывал ей, и она не могла ослушаться. Этот кто то заставил ее выйти через черный ход клуба. Там ее уже ждали. Двое запихнули ее в машину, которая тут же уехала.

Алекса ждала Полину в машине, как и обещала. Прошло уже довольно много времени, а она все не появлялась. У Алексы было плохое предчувствие. И чем больше времени она ждала, тем сильнее оно становилось.
Наконец, когда прошел уже час, она не выдержала и отправилась в клуб на ее поиски. Алекса уже была готова перевернуть весь клуб, если потребуется.
Почти так и произошло. Но все оказалось бесполезным. Полины нигде не было. Она словно сквозь землю провалилась. Стараясь отогнать от себя мрачные мысли, Алекса попыталась связаться с ней телепатически. Раньше они без труда устанавливали контакт. Но сегодня ничего не вышло. Что то или кто то скрыло Полину ото всех. Ее словно не было.
Страшное беспокойство овладело Алексой.

Полина пришла в себя, когда двое мужчин, которые, как она поняла, были вампирами, тащили ее по какому то темному каменному коридору. Она попыталась вырваться, но у нее ничего не вышло. Хватка вампиров была подобна объятьям камня. И ее все тащили и тащили куда то. Она не понимала где она, и что от нее хотят. Ее похитители хранили гробовое молчание.
Наконец они пришли в какой то зал, и Полина увидела перед собой еще одного мужчину и тоже вампира. Его безжалостные серые глаза смотрели прямо на нее, а на губах играла злая усмешка. Он сказал:
— Ну, здравствуй, мой блудный птенец.
— Кто вы?
— Я — Варлам, и ты принадлежишь мне! Отведите ее в камеру.
Двое, державшие Полину, потащили ее в один из боковых коридоров. На этот раз путь был не долог. Вскоре она услышала скрип двери. Ее толкнули в какой то черный проем, и сразу же закрыли тяжелую кованую дверь на массивный засов. Все было так продумано, чтобы вампиру ее было не открыть. Во всяком случае вампиру таких способностей, как у Полины.
Когда Полину увели, Варлам спросил у одного из своих людей:
— Все готово?
— Да, мой господин. Все расставлено по своим местам. Механизмы сработают безупречно.
— Отлично. Теперь осталось только ждать. Эта девчонка непременно позовет ее. Она придет. Тут то и будет ее ждать мой сюрприз.
— А потом девчонку убить?
— Ни в коем случае. Она еще может пригодиться. Это наш самый главный козырь.
Варлам был весьма доволен собой. Но он не заметил, что за ним следили. Чья то тень пряталась во тьме зала и не сводила с него глаз. Это была Оксана.

Полина оглядела место своего заточения, благо вампирское зрение позволяло ей это. Камера оказалась настоящим каменным мешком без единого окна, без единой щели, размером около четырех квадратных метров. Она явно предназначалась не для простых людей.
Вскоре девушка поняла, что ей отсюда не сбежать, и ей стало страшно. Она попробовала связаться с Алексой, как та ее учила.

Алекса не находила себе места от волнения. Она уже успела позвонить Сергею, и он уже ехал к ней. В ожидании его, она нервно ходила по комнате. Она даже представить не могла, где может находиться Полина. Вернее одна догадка у нее была, но она готова была молиться всем богам сразу, лишь бы это было не так.
Каждые пять минут Алекса пыталась связаться с ней, но все было напрасно. Она будто исчезла. И вдруг ей удалось что то уловить. Это, несомненно, была Полина, но ее мысли были невероятно спутаны и очень трудно уловимы. Но вот она сама позвала ее.
Конечно, телепатически сложно было точно установить местонахождение Полины, так как Алекса видела все ее глазами. Но то место, где она сейчас была, ей самой было хорошо знакомо. Это были катакомбы. Сомнений быть не могло.
Не дожидаясь приезда Сергея, Алекса бросилась на выручку своей воспитанницы. Больше всего она боялась, что уже не застанет ее в живых. Слишком уж выгодна была Варламу смерть этой девочки. Поэтому Алекса спешила как могла.
Вот она была у потайного входа. Открыв дверь, она шагнула в темноту. Впереди были ступеньки, уводящие вниз, а за ними длинный каменный коридор. Алекса тщательно прислушалась, но вокруг стояла почти гробовая тишина. Лишь где то с потолка капала вода. Все это было подозрительно. У нее было плохое предчувствие, но она слишком беспокоилась за судьбу Полины.
Алекса осторожно, словно настороженный хищник, ступала по каменному полу коридора. Вдруг она что то почувствовала, уловила чье то присутствие, а в следующий миг некоторые камни на стенах коридора отошли в сторону. В образовавшихся отверстиях показались оружейные дула. Получив невидимый сигнал, они пришли в действие. Раздались сотни выстрелов. Пули свистели повсюду. И часть их попадала в цель. Они ранили Алексу, рвали ее одежду, но она продолжала идти вперед, словно не замечая их, хотя все больше пуль врезались в ее плоть. Всю ее одежду покрыли кровавые пятна.
Наконец, стрельба прекратилась. Видно кончились патроны, — подумала Алекса без особого энтузиазма. Она продолжала свой путь, хотя движения ее замедлились — на ее теле было слишком много ран. Вдруг что то просвистело в воздухе. В ее грудь вонзился металлический кол. Алекса упала на колени. Подняв глаза, она увидела в нескольких шагах от себя Варлама с обрезом. Видимо, это он стрелял. Алекса зло усмехнулась, и сказала:
— Ты всегда был глупцом! Все твои ловушки бесполезны. Так меня не убить. Уж ты то должен был знать!
— Да, не убить, — согласился Варлам. — Но можно ослабить. Схватите ее!
Тут же подбежали четверо вампиров и, схватив Алексу за руки, подняли ее с колен. Сейчас она не могла им оказать должного сопротивления. Ей нужно было некоторое время, чтобы оправиться от многочисленных ран. Тогда силы вернуться к ней.
— Ее тоже запереть в камере? — спросил Варлама один из вампиров.
— О, нет! — усмехнулся тот. — Так мы ее долго не удержим. Она слишком сильна. Для нее у меня есть особый сюрприз. Тащите ее за мной.
С этими словами Варлам свернул в один из боковых коридоров. Они прошли его весь, затем снова спускались вниз по лестнице, и опять по коридору, потом свернули в еще один. И, наконец, остановились перед одинокой дверью. Варлам открыл ее и вошел первым. За ним втащили и Алексу.
Ее глазам предстало странное сооружение, стоявшее в камере. Оно было в человеческий рост, да и внешне напоминало человека — женщину в покрывале без лица и с чашей в руках. Сооружение вызывало воспоминания о «Железной деве» времен инквизиции.
— Нравится? — самодовольно спросил Варлам у Алексы.
— Ты надеешься убить меня вот этим? — безразлично спросила она.
— Нет. Даже этой крошке подобное не под силу, да мне и не нужно тебя убивать. Зато в ней ты не сможешь убежать. Ты не хотела принять мое предложение по хорошему, что ж, придется по плохому. — Варлам наслаждался моментом. Он приказал одному из вампиров. — Открой.
Вампир подчинился. Он нажал на какую то потайную пружину на уровне груди, и тут же Дева открылась ровно посередине. Внутри нее были кандалы и какие то трубки.
— Закрепите ее, — продолжал распоряжаться Варлам.
Вампиры впихнули Алексу внутрь, приковали ее руки и ноги, и только затем отошли в сторону.
— Ну что, не передумала? — спросил Варлам у Алексы.
— Да пошел ты!
— Ну ладно. Кстати, это тебе будет только мешать.
С этими словами Варлам содрал с нее одежду, вернее то, что от нее осталось. Алекса осталась в одном нижнем белье, но это как раз волновало ее меньше всего. Она стояла словно статуя.
— А ты все так же хороша, — глумливо продолжал Варлам. — А вот это украшение завершит твой наряд, — он застегнул на ее шее металлический ошейник, от которого исходили несколько трубок. Такие же были прикреплены к кандалам на руках, ногах и поясе.
Из груди Алексы по прежнему торчал кол. Закончив возиться с ошейником, Варлам одним рывком вытащил его, тихо сказав:
— Если передумаешь, только скажи! И все это сразу же закончится!
— Никогда, — процедила Алекса сквозь зубы.
— Что ж… — Варлам нажал на потайную пружину, и Дева закрылась. Теперь было видно лишь лицо Алексы, принявшее каменное выражение.
Но это был еще не конец. Варлам нажал на еще один рычаг, и Алекса почувствовала, как десятки игл вонзились в ее тело в тех местах, где были кандалы. Теперь было понятно назначение трубок. Чаша в руках Девы стала наполняться кровью. Ее кровью. Вот в чем был план Варлама. Он будет качать из нее кровь. Алекса знала, что не умрет, как бы долго это не продолжалось, но будет очень слаба. Так слаба, что не сможет выбраться отсюда.
Уже в дверях Варлам сказал:
— Ты будешь моей! Рано или поздно ты сдашься! Я буду ждать.
И он ушел, заперев за собой дверь.
Но он ошибся. Сейчас собственная судьба мало волновала Алексу. Хоть силы и покидали ее с каждой минутой, все ее мысли занимала Полина. Где она сейчас? И что собирается с ней делать Варлам? У Алексы даже не хватало сил связаться с ней телепатически.

Сергей уже понял, что что то случилось уже тогда, когда приехал к Алексе и не застал ее дома. Проникнуть в квартиру не составило особого труда, но шел уже второй час бесцельного ожидания, а ее все не было. Видно, Алексе удалось узнать, где находиться Полина, и она одна отправилась на выручку. Это было вполне в ее характере.
Минуты были подобны вечности. Сергей прождал до самого утра, но Алекса так и не появилась. Он уже был уверен, что с ней что то случилось. Но что? Кто или что могло задержать вампира такой силы, как она? Вряд ли Варламу было это под силу, но он был единственным, у кого был мотив. К тому же нельзя забывать и о том, что это он обратил Полину.

Алекса не знала точно сколько прошло времени с тех пор, как она попала сюда. Возможно день или два. Так подсказывало ее внутреннее чутье. Окон здесь не было, и подтвердить или опровергнуть свои предположения она не могла. В ее теле практически не осталось крови, вся она уходила в многочисленные трубки, поэтому все окружающее она видела сквозь дымку, а иногда и вовсе проваливалась в полусон полусмерть. Алекса вынуждена была признать, что невероятно ослабла. Если бы не оковы, то она упала бы на пол, и у нее вряд ли бы хватило сил подняться.
Вдруг она услышала звук поворачивающегося ключа в двери своей камеры, но ни страха, ни радости она не чувствовала. «Наверняка, — подумала Алекса, — это опять Варлам. Снова будет соблазнять меня своим предложением».
Но это был не Варлам. Вошедший был женщиной. Скудного света, который проникал в камеру из коридора, Алексе было вполне достаточно, чтобы понять, что это Оксана. Видно ей удалось выкрасть ключ. Она не думала, что Варлам настолько доверял своей любовнице, что послал ее сюда.
Оксана подошла к Алексе почти вплотную. На ее губах играла злорадная усмешка. Она, безусловно, была рада видеть ее в теперешнем состоянии. Елейным голоском Оксана сказала:
— Рада видеть тебя, Алекса.
— Не могу сказать, что чувства взаимны, — бросила она в ответ.
— Я на это и не надеялась. Не скрою, мне приятно видеть тебя такой. Теперь ты в моих руках, не так ли?
— Интересно, как бы Варлам отреагировал на твои слова, — задумчиво протянула Алекса.
Эти слова подействовали на Оксану как удар плетью. Ведь она действительно прокралась сюда подобно воровке, стащив ключи у Варлама. И если он узнает об этом, то скорее всего убьет ее, или придумает что похуже. Но жажда мести сейчас у Оксаны была сильнее всего. Она гневно прошипела:
— Я предупреждала тебя, чтобы ты не становилась на моем пути! — говоря это, она нажала на потайную пружину и открыла саркофаг. В ее руках появился длинный кинжал. — Сегодня я отомщу тебе за все, мужеподобная шлюха! Ты не сможешь отнять у меня Варлама!
Оксана занесла кинжал над горлом Алексы, но тут из коридора выпрыгнула тень, которая схватила занесенную руку. В следующую секунду кинжал был у нее, вернее у него в руках, так как фигура, несомненно, была мужская. Выхватив кинжал, он направил его против самой Оксаны. Молниеносное движение — и ее голова слетела с плеч. На мертвом лице Оксаны застыло изумление.
Покончив с любовницей Варлама, нежданный спаситель подошел к Алексе, и тут она увидела, что это был Сергей.
— Алекса, это ты? — в его голосе было сомнение. Он явно не был готов увидеть ее в таком состоянии.
Она лишь кивнула в ответ.
— Что же он сделал с тобой, родная моя! — ошеломленно прошептал он, и тут же принялся освобождать ее от оков. Сергей разрывал их голыми руками, будто это был не метал, а гнилые веревки, вынимал иглы из ее истерзанных вен.
Эта бесконечная откачка крови сильно ослабила Алексу, поэтому едва Сергей разорвал последние кандалы, как она рухнула прямо на него. У нее не осталось сил даже на малейшее движение, она даже говорила с трудом. Но это уже было не страшно. Мощный внутренний механизм уже начал работу по восстановлению его истерзанного тела. Теперь это был лишь вопрос времени.
— Даже не пытайся встать, — сказал ей Сергей. — Я сам вынесу тебя отсюда. Нам лучше как можно скорее покинуть это место.
С этими словами он без труда поднял ее на руки и понес к выходу.
— Нет, — запротестовала Алекса, не смотря на слабость. — Я не могу уйти, я не могу оставить здесь Полину! Ей грозит смертельная опасность!
— Ты сейчас не в силах ей помочь. К тому же еще два дня с ней никто ничего не сделает! Я знаю это. Ты мне веришь?
— Да, — кивнула Алекса.
— Вот и хорошо. А теперь пошли отсюда, пока не обнаружили твое исчезновение. Нужно позаботиться и о тебе.
Они без особых трудностей покинули катакомбы. В этот раз самоуверенность Варлама сыграла им на руку. Потом они долго ехали на машине Сергея к нему домой — там было безопаснее, чем в квартире самой Алексы. Сквозь темные стекла машины она видела восходящее солнце и невольно жмурилась.
Алекса чувствовала себя совершенно разбитой, но все равно продолжала думать о том, как спасти Полину. У нее было в запасе два дня, но этого было мало. Алекса не знала, хватит ли ей времени, чтобы полностью восстановиться. Но ей оставалось только ждать. В таком состоянии, как сейчас, она была бессильна против Варлама.
Когда они уже подъезжали к дому Сергея, она спросила у него:
— Как же ты меня нашел?
— Признаюсь, это было не легко. Пришлось изрядно потрясти все свои связи, — ответил Сергей, а потом тихо добавил, — Я так боялся, что не застану тебя в живых.
— Да уж, ты появился вовремя. Не думаю, что Варлам убил бы меня, но у его любовницы намерения были куда как серьезные!
— Так я убил любовницу Варлама? — удивился Сергей.
— Да. Она всеми силами старалась вернуть себе Варлама и всю ту власть, которую гарантировало ей звание его любовницы, поэтому и пришла ко мне в тайне от него. Не думаю, что он очень огорчится, узнав о ее смерти. Но что же с Полиной? Ты узнал, что Варлам собирается с ней делать?
— Он хочет устроить показательный суд над ней, — тихо ответил Сергей.
— Суд? Вот мерзавец! Лицемер! — воскликнула Алекса, не сдержавшись. — Он хочет за счет невинной жертвы поднять свой престиж!
— Думаю, да, — согласился Сергей. — Он хочет пресечь этим все разговоры о том, что у него недостаточно сил, чтобы быть магистром города.
— И когда же состоится этот суд?
— Через день, в полночь.
— Ясно.
Пока Сергей помогал Алексе подняться в свою квартиру, она не проронила ни слова. Он понимал, что ей сейчас не легко. Далеко не каждый вампир способен был пережить подобное. К тому же Алекса не терпела слабости. Сергей видел, что собственное бессилие приводит ее в бешенство, хоть она и старалась держаться. Да и ему самому, что и говорить, было непривычно видеть ее такой.
Наконец, добравшись до квартиры, Сергей положил ее на кровать. Алекса бы предпочла принять душ, чтобы смыть с себя собственную кровь и грязь катакомб, но понимала, что на это у нее сейчас просто не хватит сил, а позволить кому то мыть себя, даже такому близкому другу как Сергей, это для нее было бы уже слишком. Ладно, придется потерпеть. В конце концов, это уже не так страшно.
Только когда ее голова коснулась подушки, она, наконец, позволила себе расслабиться, и только теперь поняла, как сильно измучена. Все тело одолела сладкая дрема. Алекса знала, что если сейчас уснет, то не проснется до тех пор, пока полностью не восстановиться. Но сколько на это уйдет времени? И еще ее мучила жажда.
В дверях появился Сергей. Он был уже без куртки. Лишь в расстегнутой рубашке и джинсах.
— Как ты? — заботливо спросил он, садясь на краешек кровати.
— А ты как думаешь? — горько усмехнулась Алекса. — Я чувствую, что с этой кровати меня теперь можно поднять только домкратом.
— Ну, раз ты уже остришь, значит, все налаживается, — улыбнулся Сергей, а затем серьезно добавил, — Но тебе нужно поесть, иначе восстановление займет чертову уйму времени!
— Да я сейчас скорее добыча, чем охотник, — покачала головой Алекса. — С утолением жажды придется подождать.
— Не обязательно, — теперь настала очередь Сергея качать головой. Затем он оттянул ворот своей рубашки и сказал. — Пей.
— Нет, я не могу.
— Можешь. Не говори глупостей! Помнишь, когда то давно ты сама поила меня своей кровью — я тогда сильно обгорел при пожаре и был так же слаб, как и ты сейчас. Пришло время мне вернуть долг. К тому же только так ты сможешь восстановиться за довольно короткий срок.
Сергей помог Алексе сесть, чтобы ей было удобнее, и основа обнажил свою шею. При одном взгляде на пульсирующую вену Алекса почувствовала страшный голод. Такого с ней давно не было. Голод выжимал все ее внутренности, она еле сдерживалась.
— Спасибо, — тихо сказала Алекса, а затем обнажила клыки и впилась ими в плоть.
Кровь густым красным потоком потекла в ее горло. Она пила жадно, большими глотками. Это был настоящий пир, истинное наслаждение. Наконец, пришло насыщение. Алекса взяла у Сергея много крови, она знала это. Будь на его месте человек — он давно умер бы. Но Сергей отделался лишь легкой слабостью. Совсем скоро с ним все будет в порядке.
— Как ты? — спросил Сергей, посмотрев на Алексу. Его глаза все еще были подернуты легкой дымкой.
— Великолепно, — улыбнулась Алекса. Это действительно было так. Силы стремительно возвращались к ней. Еще пару часов и она будет в порядке.
Она снова откинулась на подушки. Ее сильно клонило в сон. Видя это, Сергей сказал:
— Ладно, спи. Так ты поправишься гораздо быстрее. И ни о чем не беспокойся. Никто тебя здесь не найдет.
— Хорошо, — только и успела ответить Алекса. Через пару секунд она уже провалилась в сон.
Люди во сне выздоравливают быстрее. То же можно сказать и о вампирах. Разница лишь в том, что сон последних больше походит на смерть: сердцебиение замедляется, они почти не дышат. Но все же их организм с непробиваемой иммунной системой работает, работает с удивительной скоростью восстанавливая ткани, клетки, заживляя любые, даже самые страшные раны.
Алекса проспала всего часов пять шесть, но, когда она проснулась, силы полностью вернулись к ней. Теперь она была готова к борьбе. Она вытащит Полину из лап Варлама, пусть ради этого ей и придется идти по трупам.
Сергей был тут же, рядом с ней. Он был рядом все то время, что она спала. На секунду ей даже показалось, что он даже не изменил позы. Он сказал:
— С пробуждением!
— Сколько сейчас времени?
— 13.42
— Отлично, значит у нас в запасе больше суток.
Алекса встала с постели и внимательно осмотрела себя. На теле не осталось ни ран, ни шрамов. Но грязь подземелья и пятна ее собственной крови никуда не исчезли, к тому же волосы были просто в ужасном состоянии. Нет, без ванны никак не обойтись. К тому же времени у них много. Поэтому она сказала:
— Сергей, надеюсь, ты не будешь возражать, если я воспользуюсь твоей ванной?
— Не задавай глупых вопросов! — отмахнулся Сергей. — Все здесь в полном твоем распоряжение! Кстати, тебе ведь нужна одежда.
— Да, не помешала бы, — согласилась Алекса. — Если я явлюсь на Совет в одном белье, они это вряд ли оценят.
— Ну, некоторые, несомненно, оценили бы, — начал Сергей, но, встретившись с ледяным взглядом Алексы, тут же сказал, — Ладно, подберу тебе что нибудь из своего. Ты не против?
— К мужской одежде мне не привыкать, — ответила она, скрываясь за дверью ванной.
Одежда Сергея была Алексе лишь чуточку великовата, а в остальном все отлично подошло. Она сидела в его джинсах, в его рубашке, и они старались продумать план дальнейших действий.
— До суда нам в катакомбы и соваться не стоит, — в который уж раз говорил Сергей.
— Согласна, — кивнула Алекса. — К тому же до этого времени жизни Полины ничего не угрожает. Варлам не тронет ее, ведь на суде он собирается развернуть для себя целую рекламную компанию на тему какой он замечательный магистр города.
— Это точно.
— Как бы мне хотелось связаться с ней, успокоить. Представляю, как она сейчас напугана, — вдруг сказала Алекса. В ее голосе сквозила чисто материнская забота.
— Забудь об этом! — тут же перебил ее Сергей. — Ты ведь лучше меня знаешь, чем это может кончиться! Варлам творец Полины. То, что видит, слышит, чувствует она, без труда может стать известно и ему.
— Я знаю. Это была лишь минутная слабость, — глаза Алексы вновь стали холодными, а лицо непроницаемым.
— Кстати, что мы будем делать, когда проникнем на суд?
— МЫ будем делать? — переспросила Алекса.
— Конечно! — воскликнул Сергей. — Неужели ты думаешь, что я оставлю тебя? Нет уж, дудки! Я иду с тобой, и не спорь.
— Ладно, — быстро согласилась Алекса. Она не собиралась спорить с ним. — Когда МЫ проникнем на суд, что тоже не обойдется без боя — узнав, что я сбежала, Варлам примет все меры предосторожности, так вот, проникнув, я брошу ему вызов.
— Вызов? Сразишься с ним один на один? — удивленно спросил Сергей. Он не думал, что она готова зайти так далеко. Устроить небольшое побоище да, вырвать Полину из лап Варлама с боем да, но бросить ему вызов перед лицом всех вампиров города! Сергей не ждал такого поворота событий.
— Да. Тебе что то не нравится?
— Нет, просто… Ладно, я все равно на твоей стороне. Можешь рассчитывать на меня!
— Главное — не опоздать!
— Ничего, прорвемся! Не завидую я тому, кто посмеет встать у тебя на пути!
— Да ладно! — отмахнулась Алекса, и вдруг тихо добавила, — Спасибо тебе за все! Если бы не ты…
— Я же твой друг! — ответил Сергей, избегая смотреть ей в глаза.
— Не всякий друг пошел бы меня спасать, и ведь тебя могли убить! — ответила Алекса. И от этих слов у нее вдруг у самой все похолодело внутри. За несколько веков она уже так привыкла к тому, что он всегда рядом, всегда готов помочь, даже если находится на противоположном конце земного шара. Она даже не заметила, как он стал частью ее…
Все это натолкнуло Алексу на вывод, что она… Нет, она сама не могла поверить в эту мысль. Будто если она поверит в нее, то все измениться, перестанет быть таким как раньше. И она не знала радоваться ей или плакать.
Как бы она, наверное, удивилась, если бы узнала, что Сергея тоже сейчас мучили подобные сомнения. Он боялся сказать вслух то, что тяготило его не одно десятилетие, и в то же время не мог больше скрывать этого. Поэтому он и избегал смотреть в глаза Алексе.
— Я так испугался за тебя, когда приехал к тебе и никого там не нашел! — вдруг сказал он. — Почему ты не дождалась меня?
— Мне наконец то удалось узнать, где Полина, и я поспешила к ней. К тому же, как ты теперь знаешь, это была ловушка. Если бы мы оба попались, то дело могло закончиться куда печальнее. Я не хотела рисковать тобой. Ты и Полина — единственные, кто дорог мне, ради которых я готова рисковать всем, — ответила Алекса, и вдруг спросила, — Может, ты все же останешься? Я пойду одна?
— Нет. Мы уже обо всем договорились! Я больше не оставлю тебя. Я… я люблю тебя, — наконец признался Сергей.
— Я знаю, — Алекса нежно улыбнулась.
Этого Сергей ну никак не ожидал, и выглядел крайне удивленным. Наконец, справившись с чувствами, он спросил:
— И давно?
Прежде чем ответить, Алекса встала и отвернулась к окну. Смотря куда то в вечернее небо, она сказала:
— Давно. Я уж и не знаю сколько десятилетий.
— Почему же ты…
— Молчала? Даже и не знаю, как объяснить, — ответила Алекса, не оборачиваясь. — Когда я ушла от Менестрес, я ушла в никуда. Я хотела узнать, что приготовила мне судьба, и не могла остаться…
— Понимаю.
— Долгие годы я была одна, но к одиночеству мне было не привыкать. Вскоре я поняла, что оно вовсе не тяготит меня. Мне нравилась такая жизнь, и я не хотела от нее отказываться. Возможно, это пошло с тех пор, когда я еще была обычным человеком, жила в деревне и была там изгоем. Не знаю. Конечно, у меня были друзья среди вампиров, и даже среди людей. С кем то я даже проводила ночь, творила птенцов, но на самом деле я оставалась одна. Я свято берегла свое одиночество. А потом появился ты…
Когда я узнала, что ты любишь меня, то, честно говоря, испугалась. Ты всегда очень много значил для меня, а это… это просто выбило меня из колеи. Поэтому я решила не подавать вида. Боялась, будто что то необратимо измениться, прими я это…
Голос Алексы был необыкновенно тих. Обо всем этом она говорила как то отстраненно. Сергей видел, как не легко дается ей этот разговор. На самом деле они еще никогда не разговаривали так откровенно. Он не понимал, к чему она клонит. Сергей впервые видел Алексу такой. А она продолжала:
— И вот, снова возвратившись в Москву, я встретила здесь Полину. Эта удивительная девочка. За какие то несколько дней ей удалось заставить меня по новому взглянуть на многие вещи. Уж не знаю, как у нее это вышло. Оказывается, я могу заботиться, и мне это может нравиться. Я поняла, что это не так уж и страшно — позволить кому то войти в твое сердце. Случилось то, чего я никак не ожидала, — я не хочу больше быть одна.
— Алекса…
— Я не привыкла говорить подобные вещи… — Алекса замялась. Это не было на нее похоже, но это было так. Наконец, она взяла себя в руки и сказала, — Я… я тоже тебя люблю. Возможно, уже давно, просто я всеми силами старалась убедить себя, что это не так. Боялась признаться в этом даже самой себе. Но теперь все изменилось… Да, я люблю тебя.
И тут Алекса сделала то, чего не делала никогда в жизни, даже будучи человеком. Она — суровый воин, сильный вампир, привыкшая чаще поступать по мужски, — покраснела.
Сергей стоял, как громом пораженный. Даже откройся сейчас перед ним врата Небесные, или разверзнись земля — и то он удивился бы меньше. Его глаза выражали весь диапазон чувств: удивление, сомнение, растерянность и, наконец, счастье. Он заключил все еще немного растерянную Алексу в объятья и стал покрывать ее лицо поцелуями. Словно очнувшись, она тоже обняла его и одарила страстным поцелуем. Она готова была обрушить на него всю свою нерастраченную любовь, и он был вовсе не против такого поворота событий.
То, что произошло потом, можно и не описывать — понятно и так. Они наслаждались друг другом, забыв обо всем. Разразись ураган, или упади Небеса, они не заметили бы и этого. Но они оба заслужили это. Возможно, сейчас было не то время и место, но если все каждый раз ждали бы подходящего времени, то население планеты было бы в два раза меньше, а жизнь в два раза скучнее.
Трудно сказать, сколько прошло времени, когда они, наконец, нашли в себе силы оторваться друг от друга. Наверное, часов семь, так как за окном уже смеркалось.
Лежа в постели, и все еще обнимая Алексу, Сергей сказал:
— Надо было признаться тебе гораздо раньше.
— Но тогда, — Алекса хитро улыбнулась, — все могло кончиться совсем по другому.
— Да, — вздохнул Сергей, а затем спросил. — И что же теперь?
— Теперь мы должны спасти Полину. Если бы не она, то мы…
— Знаю знаю. Я готов поставить ей памятник за это! И уж конечно помогу тебе ее спасти. А потом… потом мы все будем жить долго и счастливо!
— Ну… если ты, конечно, смеришься с моим темпераментом, — усмехнулась Алекса, и в следующий миг уже была над Сергеем.
— А что я делал все эти века? — ответил Сергей и поцеловал ее.

0

12

Глава 11.

Когда Варлам узнал, что клетка опустела и птичка упорхнула на волю, он пришел в неистовство. Тот вампир, который принес ему эту весть, жестоко поплатился. Варлам просто испепелил его, превратил в кучку праха на полу. Но это его нисколько не успокоило, наоборот, лишь усилило ярость. Испепеляющим взглядом он оглядел притихших подданных. Все вели себя тише воды ниже травы, никому не хотелось разделить участь гонца.
Сам Варлам и рад бы был выместить на ком нибудь еще свое зло, но, не смотря на охватившую его ярость, понимал, что это будет уже слишком. Несмотря ни на что не стоило ронять свой престиж накануне столь важного события. Он лишь спросил:
— Где Оксана?
На минуту, не меньше, в зале повисла гробовая тишина, наконец, один из вампиров его выводка, дрожащим от страха голосом сказал:
— Господин, она… она мертва. Мы нашли остатки ее тела в камере… сбежавшей.
— Та а ак, — протянул Варлам, и вампир замер от ужаса.
Смутные сомнения Варлама подтвердились. Теперь картина побега Алексы становилась более менее ясной. Наверняка эта шлюха пошла в камеру пленницы, желая свести с ней какие то свои счеты, но допустила какую то глупость, поэтому Алексе и удалось вырваться. Оставалось неясным лишь одно — кто убил Оксану. Варлам сомневался, что у Алексы хватило бы на это сил. Такое длительное кровопускание ослабило бы кого угодно. Но если не она, то кто? Оставалось много неясного, и это сводило его с ума.
Ладно, со всем этим он разберется позже. До суда осталось всего ничего, а у него на руках оставался самый главный козырь. Правда, Варлам сомневался, что Алекса будет сидеть сложа руки, конечно, ей понадобиться время, чтобы восстановиться… Все равно, нужно принять все меры предосторожности. Больше он никому не позволить вмешиваться в свои планы.
Варлам приказал утроить охрану Полины, поставив там лучших из лучших, а также выставить отряды стражников во всех коридорах, ведущих в главный зал. Всем им была дан приказ костьми лечь, но не позволить пройти Алексе. Варлам с радостью активизировал бы и все ловушки, но не мог. Остальные магистры и сильные вампиры города, приглашенные на суд, непременно заметят их, а Варламу не нужны были лишние вопросы. По большому счету он уповал на то, что Алекса будет еще слишком слаба, чтобы появиться на суде.

Алекса собиралась с самым решительным видом. Она была одета в строгий серый костюм тройку, позаимствованный у Сергея, глаза закрывали темные очки, а волосы, как всегда, были собраны в хвост. Она не хотела, чтобы ее сразу же заметили. Чем позже это случиться, тем лучше. Не стоит сразу же афишировать свое присутствие. До суда оставалось около трех часов. Слишком рано там появляться не следовало — тогда их шансы уменьшаться. А вот если они пойдут вместе с остальными приглашенными, тогда, возможно, вампиры Варлама не посмеют напасть. Хотя на это особой надежды не было. Она была настроена на бой. Поэтому и держала сейчас в руках свой меч — Сергей привез его еще утром по ее просьбе.
Укладывая оружие на заднее сидение машины Сергея, Алекса сказала:
— Вот уж не думала, что когда нибудь снова сниму его со стены и пущу в ход.
— Никогда не знаешь, что преподнесет тебе судьба, — пожал плечами Сергей.
Прежде чем машина тронулась с места, Алекса в последний раз спросила у Сергея:
— Ты точно решил отправиться туда со мной?
— По моему, мы уже все выяснили по этому вопросу, — сухо ответил Сергей.
— Ладно, поехали, — Алекса примирительно чмокнула его в нос.
— То то же, — сказал Сергей, нажимая на газ. — Чувствую, будет такой мордобой!
— Им же хуже. Я убью любого, кто встанет на моем пути. Варламу придется испить полную чашу моей ярости! — зло ответила Алекса, и в ее голосе был слышен скрежет металла.
— Ты хочешь обрушить на него всю свою ярость? — похолодевшим голосом спросил Сергей.
— Если придется, то да, — подтвердила Алекса.
— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.
— Не совсем.
— Что? — не понял Сергей.
— То, что слышал. Я еще никогда не давала волю всей своей ярости, но в этот раз боюсь, что не сдержусь. И я не знаю, что из этого выйдет.
— Ты никогда не использовала свою силу до конца? — Сергей не мог в это поверить.
— Нет, — покачала головой Алекса. — Как то не доводилось. Поэтому я сама не знаю пределов своей силы.
— Мда а а, — только и сказал Сергей.
Он знал, что Алекса сильна, очень сильна. Но любой вампир может определить уровень силы другого вампира лишь приблизительно, исключение составляла только королева, от которой, казалось, не существовало тайн. Так вот, у каждого вампира существовал еще и определенный потенциал, который был известен только ему самому, был он и у Алексы. Разница состояла лишь в том, что она не знала границ своего потенциала, хотя без труда контролировала все свои силы. Не то чтобы это было хорошо или плохо, просто когда она в ярости выпустит всю свою силу, можно будет ожидать всего, что угодно.
Но Сергей вынужден был прервать все свои размышления на эту тему, так как они подъехали к одному из входов в катакомбы.
Спрятав машину в одном из тихих переулков, Сергей вышел из нее, вслед за ним последовала и Алекса. Меч она держала в руках. Придирчиво осмотрев свою одежду, Алекса поняла, что в ней ей такое оружие не спрятать. Сокрушенно вздохнув, она сказала:
— Эх, где вы средневековые плащи! Помнится, под ними можно было спрятать не только меч, но еще и автомат Калашникова, и базуку в придачу с небольшим слоном. И никто бы ничего не заметил! Ну почему они вышли из моды?!
На эту ее тираду Сергей лишь с улыбкой развел руками.
— А, ладно! — махнула рукой Алекса, просто заткнув меч за пояс. — Плевать, и так сойдет. Пошли.

Все это время Полина провела в полном одиночестве в той самой крошечной камере без единого окна. О том, сколько она здесь находиться, Полина могла судить лишь приблизительно. В этом глубоком подземелье день и ночь теряли всякий смысл.
Она не понимала, что происходит. Заперев ее здесь, Варлам больше ни разу не зашел сюда. Не было и других посетителей. Полина лишь слышала за дверью тихие шаги охранников, а раз в несколько часов один из них лишь на секунду приоткрывал тяжелую дверь, чтобы убедиться, что она на месте. Ни один из них ни разу не проронил ни слова.
Время текло ужасно медленно. Полина всеми силами старалась не пасть духом, не отчаяться. Несколько раз она старалась связаться с Алексой, но у нее ничего не получилось. Не было никакого ответа. Лишь пустота… Но в ее душе все еще тлел лучик надежды, Полина продолжала верить, что она спасет ее, вырвет из этого кошмара. Нет, иначе быть не может! Она держалась за эту мысль, как за спасительную соломинку, чтобы не сойти с ума.
Вот дверь ее камеры вновь отворилась. Полина подумала, что это опять стражники. Но нет, на этот раз внутрь вошли двое вампирш. У одной в руках был кувшин с водой, а у другой целый набор туалетных принадлежностей. Не проронив ни слова, они заставили ее подняться, затем умыли, причесали. В общем, привели в божеский вид. Столь долгое нахождение в подземной камере не могло не оставить следа на теле и лице Полины.
Потом вампиршы так же молча удалились, а в камеру вошли два стражника, которые были не менее молчаливы. Один из них замкнул на руках Полины наручники — весьма мощное сооружение, больше походящее на кандалы прошлых веков: шириной с ладонь, без каких либо цепей, но в отличие от исторического прототипа на электронике. Такие наручники, как правило, открываются специальной пластиковой картой — ключом. Полина попыталась разорвать них, на что один из стражников, усмехнувшись, сказал:
— Не глупи. Сверхпрочный титановый сплав — может сдержать любого вампира. Уж такого как ты, точно.
Другой лишь сухо добавил:
— Пошли.
Полину вывели из камеры, где к ним присоединились еще двое стражников. Только затем вся процессия двинулась по коридору: двое впереди, двое сзади и Полина в центре.

Алекса и Сергей некоторое время следили за входом в катакомбы. Вот внутрь вошел один из приглашенных вампиров. Алексе было знакомо его лицо, они виделись где то пару раз до этого. Выждав еще пару минут, вошли и они.
Темнота ночи сменилась полумраком подземелья. По каменному коридору они спускались все дальше вниз и вглубь катакомб. Пару раз Алекса заметила подозрительные тени, прятавшиеся во тьме коридора, но маячившая где то впереди спина приглашенного гостя удерживала их от нападения. И Сергей, и Алекса прекрасно понимали это, но так же понимали, что как только он уйдет достаточно далеко, или скроется за каким нибудь поворотом, они нападут.
Так и вышло. За гостем закрылись какие то двери, и тут же раздалось:
— Кто вы и что вам нужно?
— Мы пришли на тот балаган, что вы зовете судом! — дерзко ответила Алекса, окинув окруживших их вампиров испепеляющим взглядом.
— Как ваше имя?
— Алекса, — возможно ей и не стоило называть свое имя, но она везде и всегда привыкла встречать врага с открытым забралом.
— Вот вас то нам как раз и приказано не пускать ни в коем случае, а еще лучше убить.
— Что ж, попробуйте, — холодно ответила Алекса, доставая меч.
Они с Сергеем встали спина к спине, готовые ко всему.
Схватка закипела. Коридор заполнили звуки мечей, рассекаемой плоти и предсмертные крики. Меч в руках Алексы был подобен смертельной серебристой молнии, разя одного за другим. Но и Сергей, действуя голыми руками, не собирался отставать. Нападающих было много, им приходилось отвоевывать каждый метр, каждый шаг вперед. Они шли буквально по трупам. Кровь заливала пол, делая его скользким и коварным. То тут, то там валялись тела убитых вампиров, зияющие жуткими ранами. Но все это лишь разжигало ярость в глазах Алексы, она неистово прорубала себе дорогу вперед. Вся ее одежда уже была забрызгана кровью убитых ею вампиров. Любой, преграждавший ей путь, становился ее врагом и, не размышляя ни минуты, она убивала ее.
Сергей никогда еще не видел ее в таком неистовстве, хотя и сам сейчас был практически в таком же состоянии. Если его подруга сейчас и не испепеляла своих врагов одним взглядом, то лишь потому, что в ее руках был меч, и она предпочитала орудовать им. Он всеми клетками организма чувствовал, как с каждой минутой все сильнее распалялась ее сила. И даже успел пожалеть нападавших, хотя численный перевес явно был на их стороне. Но они даже не представляли, что разбудили настоящий дремлющий вулкан. Они встретились со вспыльчивым характером Алексы во всей красе.

Суд начался. Весь Совет магистров был в сборе, присутствовали и некоторые простые вампиры. Варлам, как всегда в безупречном костюме, просто сияющий от удовольствия, правил всем этим действием, сидя в резном кресле с высокой спинкой — прерогативе магистра города.
Полина была здесь же. Закованная в наручники, она сидела на неком подобии скамьи подсудимых под охраной все тех же четырех стражников, которые ни на секунду не спускали с нее глаз. Только сейчас до нее стал доходить смысл этого жуткого фарса. И хоть Алекса так и не успела рассказать ей правду о Варламе, теперь она сама постепенно стала понимать в чем дело. Но это вряд ли могло ей сейчас хоть чем то помочь. Варлам тщательно контролировал ее. При всем желании Полина бы просто не смогла сказать о своих догадках вслух, он бы ей не позволил.
Выждав трагическую паузу, Варлам начал свое обращение к Совету:
— Я рад приветствовать здесь всех собравшихся. Хотя собрались мы здесь по весьма серьезному поводу — чтобы вершить суд над той, кто попрала наши законы. Все вы слышали о новообращенной вампирке, которая терроризировала наш город. С большим трудом мне удалось поймать ее. И сегодня она предстанет перед нашим судом, — Варлам указал на Полину.
По залу разнесся гул одобрительных голосов, который был сладчайшей музыкой для ушей Варлама. В предчувствии триумфа, он продолжал свою обвинительную речь:
— Невинное лицо этой вампирки может обмануть многих, но ее существование — угроза всем нам. Она убивает своих жертв, за ней тянется целая вереница трупов. Причем, она даже не удосуживалась спрятать тела, а оставляла их где придется. Мне стоило невероятных усилий замять целый ряд уголовных дел. Вы только представьте, что произойдет, если властям удастся поймать ее! Что вовсе не исключено, если принять во внимание ее весьма неосторожный образ жизни. Она угроза нашей более менее спокойной жизни в этом города!
Полина не могла поверить своим ушам! Она хотела сказать всем, что не виновата, что это он, Варлам обратил ее, это его надо судить, но не могла даже рта раскрыть. Ей оставалось лишь следить за развитием событий, холодея от ужаса.
А большинство вампиров слушали Варлама с явным одобрением. Он представил дело так, что они и впрямь видели в Полине лишь угрозу, опасность быть раскрытыми. Но вот один из вампиров, входящих в Совет, спросил:
— Но кто ее творец? На нем лежит не меньшая ответственность за все, содеянное ею.
— Этого мне выяснить не удалось, — сокрушенно ответил Варлам, и никто бы не заподозрил, что его слова не искренны. — Эта мерзавка отказывается говорить. К тому же ее творец вряд ли позволил бы ей назвать свое имя.
— Ты прав, — согласился вампир. Затем он некоторое время переговаривался с другими членами Совета, и, наконец, спросил, — Какое наказание ты желаешь вынести ей?
Это был скорее ритуальный вопрос, означавший, что Совет согласен с обвинениями Варлама, и практически любой приговор, вынесенный им, будет одобрен. Большинству присутствующих дело казалось очевидным, не требующим длительного рассмотрения, и Совет не был исключением.

В коридоре развернулось полномасштабное сражение. Весь клан Варлама сейчас сражался с Алексой и Сергеем, вернее та его часть, что еще была жива. У них просто не было выбора. Всем было прекрасно известно, что если им не удастся остановить эту парочку, то Варлам сам убьет их. И вполне возможно, что каким нибудь весьма изощренным способом, по сравнению с которым смерть в битве покажется высшим блаженством.
Меч Алексы взмах за взмахом собирал свою кровавую жатву. Сейчас, перемазанная кровью своих жертв, она походила на индийскую богиню Кали. И глаза ее имели такое же безжалостное выражение, которое могло испугать любого. К слову сказать, Сергей выглядел практически так же и не отступал от своей разъяренной возлюбленной ни на шаг.
От входа в главный зал их отделяло всего пару метров, но это были самые тяжелые метры. И вот, сделав невероятное усилие, они наконец то добрались до дверей. Ударив в створки со всей силой, Алекса распахнула их.

— Учитывая все преступления, в которых повинна эта вампирка, — начал Варлам, — Единственным приемлемым приговором может быть смерть. И приговор должен быть исполнен немедленно!
Совет еще немного посовещался, отдавая дань традициям, и, наконец, один из членов совета сказал:
— Приговор справедлив, и должен быть исполнен немедленно!
Губы Варлама тронула торжествующая улыбка, но тут раздался шум открывающихся дверей, и чей то протестующий голос потребовал:
— Остановитесь!
Все обернулись на голос и увидели довольно жуткую картину. Там стояли двое. Оба в крови чуть ли не с ног до головы, а у одного в руках был окровавленный меч, к тому же это была еще и женщина, только в мужском костюме. Те вампиры, что стояли ближе всех к странной паре, невольно посторонились.
Полина и Варлам обернулись на вошедших практически одновременно, и оба мгновенно узнали их. Но если у первой при виде Алексы и ее спутника вырвался радостный возглас, то у второго слова стали поперек горла. Его лицо приобрело каменное выражение, будто он увидел саму смерть.
— Кто вы? — сурово потребовал ответа один из членов Совета.
— Мое имя — Алекса. И я пришла, чтобы помешать свершиться этому фарсу, — ее голос был преисполнен решимости.
Варлам наконец немного пришел в себя, вспомнил, что он как никак является магистром города, и именно ему следует как то реагировать на происходящее. Он сказал:
— Я требую уважения к суду! Немедленно выведите этих двоих отсюда!
— Уважения к суду? — процедила Алекса, с быстротой молнии миновав зал и оказавшись возле Варлама. — Да ты сам превратил его в балаган!
— Выставите ее вон! — потребовал Варлам, и голос его был готов сорваться на визг.
Остатки клана Варлама попытались окружить ее, но Алекса грозно сказала, выставив перед собой меч:
— Предупреждаю, я убью каждого, кто приблизиться ко мне! Я желаю обратиться к Совету.
— Ты не имеешь на это право! — вскричал Варлам.
— Это я то не имею? — холодно ответила Алекса, а затем обратилась к Совету, — Я — Александра, вампир королевского клана, прошу Совет выслушать меня, и только затем вынести решение по этому делу.
Прежде чем Варлам успел хоть рот открыть, члены Совета благодушно кивнули, а один из них сказал:
— Говори, мы слушаем тебя.
— Варлам, магистр города, представил на суд эту недавно обращенную вампиршу, — Алекса сделала жест в сторону Полины. — Он обвинял ее в страшных преступлениях, но так ли уж велика ее вина? Не несет ли ответственность за все это тот, кто обратил ее? Он не дал ей выбора, обратил против ее воли, а затем бросил на произвол судьбы. Естественно, она не поняла, что произошло. Не зная ни кто она, ни что с ней происходит, даже не догадываясь о наших законах, она вынуждена была следовать лишь инстинкту. Все, в чем ее обвиняют, она совершила лишь по незнанию.
— Если все так и было, то ты, безусловно, права, — согласился Совет. — Но кто тот вампир, кто так поступил с этой девушкой, поправ все наши законы? Не вызывает сомнений, что он должен предстать перед нашим судом. Почему обвиняемая так старательно скрывает его имя?
— Потому что она не знает его, — ответила за Полину Алекса. — Как не знает и его лица, так как обращение произошло не преднамеренно, а по неосторожности, ибо обративший ее вампир не может в полной мере контролировать свою силу.
Среди вампиров прокатился гул возмущенных голосов, так как обвинения Алексы были весьма серьезны. Гораздо более серьезны, чем те, что Варлам выдвигал против Полины. А она продолжала свою обвинительную речь:
— Но даже если бы эта бедная девочка и знала его имя, он никогда не позволил бы ей сказать его вслух. Как сейчас, на протяжении всего суда, не позволил ей проронить не слова!
— Так он среди нас? — почти что хором воскликнули члены Совета, остальные вампиры лишь выжидающе смотрели на Алексу.
— Да. Его имя Варлам! Это он повинен во всем этом! — с этими словами она указала на магистра города.
В зале повисла просто таки мертвая тишина. Такого поворота событий не ожидал никто. Глаза всех присутствующих сейчас были прикованы к Варламу. В них светились отвращение, презрение и ненависть. Не выдержав всего этого, он воскликнул:
— Нет, неправда! Это все ложь! Как можете вы обвинять в этом МЕНЯ, магистра города! Неужели вы поверите словам этой… этой…
— Кого, жалкий ты сукин сын?! — потребовала ответа Алекса.
— Если все, сказанное здесь, правда, то Варлам должен быть лишен звания магистра города и предан смерти! — сурово ответил один из членов Совета, а остальные лишь согласно кивнули.
— Нет, не посмеете! — истерично вскричал Варлам.
— Может быть, — криво усмехнулась Алекса. — Но я не собираюсь этого выяснять. Я, Александра, бросаю тебе вызов Варлам!
— Нет, — попятился он.
— Вызов брошен, — возразил Совет. — Или ты примешь его, или сейчас же будешь предан смерти!
— Что ж, хорошо, — зло ответил Варлам. — Ты сама этого хотела, но ты пожалеешь!
— Сергей, присмотри за Полиной, — попросила Алекса, а затем, хищно улыбнувшись и отбрасывая меч в сторону, сказала, — Пришел час расплаты, Варлам.
В этой схватке должные были схлестнуться не столько физические, сколько ментальные силы каждого из них. Варлам должен был доказать, что у него достаточно сил являться магистром города, держать все под контролем. Его лицо было искажено злобой, ярость полыхала в его глазах. И на то были веские причины — все, что он так долго и тщательно готовил, рухнуло.
Но в глазах Алексы ярости было никак не меньше, а еще лютая ненависть и, как ни странно, холодное спокойствие. Она знала, что чтобы ни случилось, она пойдет до конца, и это явно читалось на ее лице. И все же Варлам сказал:
— Откажись от схватки! Все еще можно исправить. Если ты примешь мое предложение, то мы…
— Нет, — отрезала Алекса и нанесла первый удар своей силой. Это было подобно порыву ледяного ветра, который ударил в Варлама.
Он довольно легко отразил атаку, но это не смутило Алексу. Это был лишь пробный шар. Она прощупывала его, пробовала его силу на вкус. Варлам тоже нанес удар. У нее было такое чувство, будто ее коснулась волна бушующего пламени. Но и этот удар был легко отражен.
Сразу же за первым ударом Варлама последовал второй, гораздо сильнее. Он не собирался медлить, и решил обрушить всю свою мощь сразу, надеясь этим сломить защиту Алексы. Она тоже не собиралась оставаться в долгу. Теперь битва велась на полномасштабном ментальном уровне, игры кончились. Волосы и одежду обоих вампиров трепал невидимый ветер, а в их глазах не осталось ничего человеческого: у Варлама — лишь мерцающая тьма, а у Алексы — сияющий лед, и все, ни чувств, ни жизни, ничего…
Битва продолжалась уже довольно долго. Варлам не собирался сдаваться, он использовал всю свою силу до конца. А Алекса… Да, в каждой атаке она была чуть впереди Варлама, но решающего перелома в схватке все не было. И вдруг у нее словно открылось второе дыхание. Она открыла в себе что то новое, ей самой еще не известное. Сила была в ней, и она чувствовала ее. Но сейчас не было времени отвлекаться на все это, пытаться понять свои новые возможности, оставалось лишь действовать, отдавшись на волю инстинктов.
Алекса взмахнула рукой, и тут же грудь Варлама рассекли пять глубоких царапин, хотя он находился метрах в пяти от нее. Она сама не ожидала от себя такого — пускать кровь на расстоянии было очень редким даром, но сейчас было не время и не место все это обдумывать. Варлам охнул от боли и удивления, и Алекса не преминула воспользоваться этим. Она дала волю своей ярости, и обрушила на него всю свою силу.
Варлам взвыл. У него было чувство, что мириады острейших осколков льда впиваются в его мозг, в самою его душу. Затем почва ушла куда то из под ног, он чувствовал бесконечное падение в бездну боли, и сердце его наполнилось ужасом. Боль. Она раздирала его всего, каждый мускул, каждую кость, каждую клеточку. Он был сломлен, он испытал полное поражение, и знал это. И также знал, что не сможет сопротивляться.
Все вампиры видели победу Алексы, и видели Варлама сломленного, парящего в воздухе рядом с ней в полном бесчувствии. Он еще был жив, и эта жизнь была в руках Алексы. Видели это и Сергей, и Полина. Оба с удивлением и некоторым ужасом смотрели сейчас на нее.
Алекса взглянула на Варлама, и он тотчас же упал к ее ногам, так и оставшись стоять перед ней на коленях, но не потому, что она заставляла его, а просто у него не было сил встать.
Наконец, он поднял к ней искаженное ужасом лицо и сказал, вернее взмолился:
— Прошу, пощади! Я сделаю для тебя все, что угодно, лишь пощади! Я стану твоим рабом!
Он попытался слабой рукой схватить Алексу за ногу, но та брезгливо отступила. Возможно, раньше она и сжалилась бы над ним, но сейчас ярость властвовала в ее сердце. Она холодно и непреклонно сказала:
— Ничтожество! И ты был магистром города! У тебя не хватает чести даже чтобы достойно принять смерть. Умри!
Тут же Варлама скрутило от жуткой боли. Внутри него засветился красный пылающий шар. Он становился все больше и больше, и, наконец, вырвался наружу. Бывший магистр города издал последний крик, а затем обратился в кучку пепла. Сила Алексы сожгла его дотла.
Сама она смотрела на все это с холодным равнодушием. Невидимый ветер продолжал развевать ее волосы, глаза все еще сияли призрачным светом. Легкое сияние исходило даже от ее кожи. Торжествующе она обвела взглядом зал. Но тут ее глаза нашли Сергея, увидели испуганное выражение лица Полины, и что то в ней переменилось. Ветер стих, глаза стали прежними, и вся она стала другой, более мягкой что ли. Она подошла к Полине, протянула руку к наручникам, все еще сковывающим ее, и одним легким движением сломала неприступный метал. Все вампиры в зале выжидающе следили за каждым ее шагом.
Освободив ту, из за которой, собственно говоря, все это и началось, Алекса нежно улыбнулась ей и Сергею.
— Что ты собираешься делать? — спросил он.
— Увидишь.
С этими словами Алекса подошла к креслу, которое раньше принадлежало Варламу, и гордо села в него. Только теперь Сергей догадался о ее намерениях, и это удивило его гораздо больше, чем все, что случилось до сих пор. Этого он никак не ожидал, хотя с другой стороны… рано или поздно Алекса должна была сделать что либо подобное. Такая, как она, не может всю жизнь прожить волком одиночкой.
Среди других вампиров ее поступок не вызвал возмущения, даже наоборот, послышались робкие возгласы одобрения. Хотя еще никто толком не знал, как на все это реагировать. Выход подсказала сама Алекса. Она обвела взглядом присутствующих, от чего все сразу невольно притихли, и сказала спокойным ровным голосом:
— Варлам мертв. И теперь я объявляю себя новым магистром этого города. Кто нибудь желает оспорить это мое право?
Это был обычный ритуал. Если были те, кто считал, что Алекса заняла это место не по праву, или у нее не достаточно сил, чтобы владеть этим городом, он мог сейчас бросить ей вызов. Позже для этого нужны будут веские причины.
В зале на некоторое время повисла звенящая тишина. Безусловно, среди собравшихся вампиров были и такие, кто был старше Алексы, чей возраст уже перевалил за тысячелетие, возможно, они были и сильнее ее. Но никто не бросил ей вызова. Видно, ее кандидатура всех более менее устраивала. Возможно, это было еще и оттого, что она принадлежала к королевскому клану, вампиры которого всегда считались одними из самых сильных и могущественных. К тому же, часто сама королева оказывала им свое покровительство, хотя Алекса считала, что это как раз не ее случай. Наконец слово взял один из старших магистров, член Совета. Он сказал:
— Ты бросила Варламу вызов и победила его в битве. Его место теперь твое по праву. Отныне ты магистр этого города, госпожа.
Это было уже признание всех ее прав. Теперь она, Алекса, действительно магистр города. Произнеся про себя этот свой новый титул, она невольно улыбнулась. Она не так уж сильно желала власти, но и не собиралась от нее отказываться. Она сама пришла к тому, от чего так долго пыталась уйти. Круг замкнулся. Но Алекса не чувствовала, что предала себя. Просто она… изменилась. Она больше не считала, что ее путь — это одиночество. И еще ей вспомнились слова, которые она когда то говорила Варламу: «Если бы я хотела — место магистра давно было бы моим. Если мне будет нужна власть, я сама завоюю ее, а не приму в качестве подачки». Так оно и вышло.
— Но как быть с этой девчонкой, которую обратил Варлам? — вдруг спросил один из вампиров.
— Суд, устроенный Варламом — сплошной фарс. Ведь именно на нем лежала вся тяжесть вины, — ответила Алекса. — Возможно, Полина и виновата в нарушении некоторых наших законов, но она сделала это по незнанию. Каждый из нас знает, что обращение — это всегда сильный стресс, а остаться с этим наедине, да еще в столь юном возрасте. Я считаю, что все это сглаживает ее вину, поэтому я дарю ей жизнь.
Алекса увидела, что ее слова вызвали несколько недовольных взглядов, поэтому продолжила:
— Если кого то беспокоит тот факт, что она может раскрыть нас, то я объявляю всем вам, что беру ее под свою опеку. Она пила мою кровь, и я отвечаю за нее, как если бы она была моим птенцом.
Это устраивало всех. Если уж сам магистр города признал, что отвечает за нее…
Больше вопросов не было, и все стали постепенно расходиться. Вскоре в зале остались лишь вампиры, которые принадлежали клану Варлама, те, которые выжили в схватке с Алекской и Сергеем, пытаясь не пустить их сюда. Их было одиннадцать. Они стояли тише воды, ниже травы, боясь напомнить о своем присутствии, и в то же время не могли уйти. Один из них — самый старший или, возможно, самый смелый, сказал:
— Мы были птенцами Варлама, теперь, после его смерти, наша жизнь принадлежит вам.
Как это страшно ни звучало, но это было правдой. Все эти вампиры были еще довольно молоды, и без Варлама были лишены всякого места в их обществе. Они принадлежали тому, кто убил их творца. Таковы правила этой игры. Некоторые вампиры использовали это, чтобы увеличить свой клан.
Вампиры смиренно ждали ответа Алексы. Она ответила не сразу. Если честно, она просто не знала как ей быть с ними. Наконец она сказала:
— Я не собираюсь наказывать вас за то, что вы делали по приказу Варлама. В конце концов, вы не могли ослушаться. Теперь вы будете служить мне. Но предупреждаю, предательства я не потерплю. Тому, кто задумает нечто подобное, лучше сразу убраться подальше или его ждет смерть.
Вампиры согласно закивали. То, что предложила им Алекса, было настоящим подарком судьбы. Их могла ожидать куда более печальная участь, служа Варламу, они прекрасно это поняли.
Закончив с этим делом, она разрешила вампирам удалиться. Теперь в зале их осталось лишь трое. Конечно, за стенами зала находились другие вампиры, в обязанности которых было охранять катакомбы, независимо от того, кто сейчас является магистром города. Безопасность прежде всего.
Только теперь, казалось, Полина осознала, что произошло. Она словно вышла из ступора, в котором находилась все это время. Кинувшись к Алексе, она обняла ее со словами:
— Мне было так страшно, Алекса! Я боялась, что ты не придешь! — она подняла к ней свое лицо, и та увидела, что по ее щекам текут слезы. Сейчас она была обычным испуганным ребенком
— Я не могла бросить тебя, — ответила Алекса, ласково гладя ее по голове. — Ну ну, успокойся. Все позади. Теперь никто и никогда не посмеет причинить тебе вред.
Сергей с умилением смотрел на эту пару. Его возлюбленная сейчас была похожа на обычную женщину, мать, утешающую своего ребенка, а ведь всего несколько минут назад она без малейшей жалости расправилась с Варламом. В ней бушевала такая сила, которая могла бы здесь камня на камне не оставить, а сейчас от нее практически не осталось следа — лишь озорной огонек в ее глазах. Сама кротость, но Сергей знал — появись хоть малейшая угроза, и огонек станет бушующим пламенем.
— Ладно, пойдем домой, — сказала Алекса девочке. — Тебе нужен хороший отдых и еда.
Они направились к выходу из зала, но, сделав несколько шагов, Алекса остановилась и сказала, обернувшись к Сергею, который остался стоять в нерешительности:
— Идем, или тебе нужно приглашение по почте выслать?
Сергей улыбнулся и тут же последовал за ними.

На этом можно было бы поставить точку в этой истории, так как все, казалось бы, разрешилось. Полина была спасена, Алекса стала магистром города и, наконец, нашла свой путь. Изменила себя не изменив при этом себе. Не каждому удается такое, тем более за такой короткий срок.
И все же это не конец истории. Произошло еще одно событие, которого сама Алекса никак не ожидала, но которое стало одним из решающих в ее судьбе…

0

13

Глава 12.

С того дня, как Алекса стала новым магистром города, прошло почти два месяца. Новые обязанности сперва отнимали у Алексы много времени: нужно было решить кучу организационных вопросов, обсудить с Советом города изменения порядков и все в таком же духе. К тому же имущество Варлама теперь перешло к ней, а это несколько ночных клубов, казино, два дома, несколько квартир, счета в банках — обо всем этом нужно было позаботиться, нанять юристов, которые займутся законодательными вопросами, и так далее, и тому подобное… Лишь спустя месяц Алекса смогла вздохнуть свободнее. Конечно, Сергей помогал ей изо всех сил, были у нее и еще помощники, но многие вопросы требовали ее личного вмешательства. Пост магистра города — это не только власть, но и ответственность за свой народ. Алекса понимала это, и не жаловалась, хотя Сергей видел, что бывали моменты, когда ей хотелось все бросить.
Теперь они жили все вместе в огромной семикомнатной квартире практически в центре города. Хотя все это вышло не без элементов случайности. Просто после очередной ночи, проведенной Сергеем у Алексы, они решили, что глупо каждый день ему возвращаться в свою квартиру. Алекса предложила ему насовсем переехать к ней, на что Сергей предложил купить новую квартиру, где он, она и Полина, которая конечно же должна быть с ними, будут жить со всеми удобствами. На том и порешили. Через три недели они уже въехали в свое новое жилище.
Конечно у Алексы, как магистра города, были довольно обширные и шикарно обставленные апартаменты в катакомбах, но их она оставила только для деловых встреч. Постоянно жить там ей не хотелось, к тому же у Полины были еще свежи отнюдь не радостные воспоминания об этом месте. Так что их новая квартира стала оптимальным вариантом. И пока все было замечательно. Они жили как настоящая семья. Да, между ними не было кровных уз, но их связывало нечто гораздо более сильное.
Все наладилось, всем троим будущее виделось в радужных красках. И вот тут произошла роковая встреча, которая стала весьма важной для Алексы, сильно повлияла на ее судьбу.
Было четыре часа утра. Алекса как раз возвращалась домой, где ее ждали Сергей и Полина (надо заметить, что эти двое весьма сдружились за это время), когда почувствовала вампира, весьма древнего вампира. Вдобавок к этим ощущениям примешивалось еще что то, что то давно забытое, и в то же время… Нет, этого не могло быть! Но тут позади нее раздался голос, который рассеял все сомнения:
— Алекса, — голос был чистым, глубоким. Он словно искрился светом, и его хотелось слушать бесконечно. Такой голос мог принадлежать только одному человеку, вернее вампиру.
Алекса обернулась. Посреди пустынной, скудно освещенной улицы стояла прекрасная молодая женщина в обтекающем черном платье. Выглядела она не старше двадцати пяти. Высокая, с точеной фигурой. Волосы цвета спелой пшеницы мягкими волнами спускались ниже пояса, а изумрудно зеленые глаза смотрели прямо на нее.
— Менестрес? — не веря своим глазам, тихо сказала Алекса. Меньше всего она ожидала встретить здесь, на тихой Московской улице, саму королеву вампиров. Ту, что обратила ее. Алекса просто не знала как реагировать, особенно если учесть, что она не слишком красиво ушла от нее. У королевы были все права злиться на нее.
— Давненько мы с тобой не виделись, — королева медленно шла, будто плыла, в сторону Алексы.
— Да, — ответила она, продолжая стоять на месте. Хотя ее так и подмывало скрыться. Но нет, это было невозможно. Она не смогла бы жить с этим. К тому же надо было раз и навсегда все выяснить. Теперь ей это было просто необходимо.
— Ты все такая же, — Менестрес улыбнулась одними губами и провела по ее щеке кончиками пальцев, — и все же в тебе что то изменилось.
От королевы не ускользнуло удивление, промелькнувшее в глазах Алексы. От нее вообще никогда ничего не ускользало. Она сказала:
— Нам нужно поговорить.
— Согласна, — Алекса тоже собралась идти до конца. — Спустимся в катакомбы?
— Нет, — покачала головой Менестрес. — Не думаю, что это подходящее место. К тому же я в Москве не надолго, и не хочу, чтобы кто либо знал о моем приезде.
— Тогда можем поговорить в моей квартире — это всего минут в пятнадцати езды отсюда, — предложила Алекса. — Мы там будем одни.
— Хорошо.
Менестрес села в машину Алексы. А та, прежде чем сесть самой, еще раз оглядела темную улицу. Она ожидала, что вот вот появиться Димьен — верный телохранитель королевы, всегда следующий за своей госпожой словно тень, но этого не произошло. Словно прочтя ее мысли, Менестрес сказала:
— Я велела ему остаться. Ведь нам лучше поговорить с глазу на глаз.
На это Алекса лишь коротко кивнула и села за руль. Спустя миг машина фыркнула и тронулась с места. Всю дорогу они не проронили ни слова. Алекса даже практически не смотрела в сторону королевы. Разговор предстоял быть не из легких, и ей почему то не хотелось начинать его раньше времени, а болтать о всякой ерунде было совсем уж не к месту.
И вот они прибыли на место. Но это был не новый дом Алексы, где она жила теперь вместе с Сергеем и Полиной. Здесь находилась ее старая квартира, которую она собиралась продать, но как то не было времени этим заняться. Теперь она даже радовалась, что не успела продать ее. Здесь они смогут поговорить без лишних свидетелей. И какой бы поворот не принял их разговор — пострадает только она. Если королева злиться на нее, что ж, Алекса была готова принять удар, но не в коей мере не хотела подставлять под него Сергея или Полину. Это было не их дело, а только Менестрес и ее.
Алекса открыла дверь, приглашая королеву войти. Здесь практически все осталось по прежнему: мебель, посуда. В новую квартиру она перевезла лишь те вещи, которые приехали вместе с ней в Москву, да часть одежды. Поэтому квартира казалась еще довольно обжитой, хотя Алекса в последний раз была здесь не меньше месяца назад.
Они молча прошли в гостиную. Разговор обещал быть долгим и не простым. Менестрес села в кресло, Алекса примостилась рядом на диване. Первой заговорила королева. Пристально посмотрев в лицо Алексе, словно пытаясь найти в нем что то, она сказала:
— Подумать только, передо мной сидит вампирша с силой магистра, и она — мое создание.
Алекса практически не обратила внимания на эти слова. Желая, наконец, внести ясность в сложившуюся ситуацию, разобраться во всем раз и навсегда, она тихо, но бесстрашно спросила:
— Ты злишься на меня, госпожа?
Менестрес убрала упавшую на лицо золотистую прядь волос, еще раз посмотрела в глаза Алексы, и только затем ответила:
— Нет. Я никогда не злилась на тебя.
— Правда? — в голосе Алексы было неподдельное удивление. Откровенно говоря, она не ожидала подобного ответа, и даже мысленно готовила себя к самому худшему.
— Да. Не скрою, то, как ты уехала, несколько раздосадовало меня. Но я уже некоторое время ждала нечто подобного.
— Ждала?
— Именно, — легкая улыбка тронула губы Менестрес. — Я слишком долго живу на этом свете, и от меня не так то легко что либо утаить. Ты жила рядом со мной, и я видела, как мечется твоя душа. Ты всегда, даже еще будучи человеком, была похожа на волка одиночку, предпочитала танцевать под звук своих собственных барабанов. Это то и привлекло меня в тебе. И это же поставило тебя перед сложным выбором: предать самое себя или пойти тернистой тропой отступницы. Я видела, как тебе было не легко, как ты терзалась. Ты должна была встречаться с другими вампирами, присутствовать на различных приемах, но ты этого не хотела. Не хотела идти той дорогой, которую выбирало большинство.
Тебе нравилось одиночество. Для многих оно — злейший враг, но для тебя оно всегда было другом. Волк одиночка. Поэтому ты изначально была сильнее многих, но в чем то и уязвимее. Тебе трудно было пустить кого то в свое сердце. Возможно, это тоже оказало свое влияние, и ты сделала свой выбор.
Ты приняла тогда единственно правильное решение, не предала себя, и я не осуждаю тебя.
Алекса слушала Менестрес, затаив дыхание. Королеве удалось очень точно передать то, что она тогда чувствовала. Даже сама Алекса вряд ли смогла бы рассказать о том, что с ней было тогда, лучше ее. Вслух же она сказала:
— Ты права.
На это Менестрес лишь снова улыбнулась. Она протянула руку и убрала челку, упавшую на глаза Алексы. Жест — столь знакомый и родной, напомнивший им обоим о прошлом. Королева сказала:
— И все же ты изменилась. Я вижу это в твоих глазах. В них появилось новое выражение, и оно мне нравится. Думаю, здесь не обошлось без Сергея…
— Ты знаешь о нас с Сергеем? — в голосе Алексы было больше удивления, чем смущения.
— Конечно, ведь он тоже мой птенец. И я рада за вас, как и рада была узнать, что ты стала магистром этого города. Я всегда говорила, что рано или поздно это должно было случиться.

0


Вы здесь » Вампиры, киндрэт, магия, мистика » Книги о вампирах » Алия Якубова - История одного вампира